Мы садимся на броню БТРа.

Мы садимся на броню БТРа.

Школа выживания - Илья Максаков

После часа ожидания видим качающийся на кочках сине-го­лубой автобус. Следом пылит БТР. Помогаем быстро загрузить трупы. По пути сюда автобус был обстрелян, и водитель не хочет второй раз испытывать судьбу, возвращаясь по старому следу. Ехать нам предстоит окружной дорогой, а она длиннее почти на двадцать километров.

Ахмадов остался в горотделе, но об обстреле ему сообщили по рации, и он должен встретить нас на этой второй дороге. Нахо- диться с покойниками в автобусе слишком тяжело. Не только мо­рально. Трупный смрад, кажется, пропитывает все окрестности... Мы садимся на броню БТРа.

Нам везет. До горотдела добираемся благополучно. Ахмадов наливает чай... Мы сидим в узкой комнатушке с окошком, наполо­вину закрытым мешками с песком.

Ахмадов пьет чай и мрачнеет:

—  Сейчас поедем развозить убитых по родственникам...

Пока мы пьем чай, бойцы уже укладывают трупы в четыре

гроба и накрывают красными крышками. Я слышал, что по мусуль­манскому обычаю покойников хоронят только в саванах и сидя. Ах­мадов машет рукой:

—  По какому такому обычаю их пытали? Можно подумать, у нас в отделе есть какие-то тайны, из-за которых можно так издеваться над людьми... Если привезем в гробу, то хоть родные не увидят... Г роб открывать не принято... А то ведь мстить начнут, и эта война никогда не кончится... Тех, кто это сделал, я сам расстреляю! Лично!

—  Неужели знаешь, чья работа?

—  Не то чтобы уверен, но догадываюсь. Верный человек над этим делом работает...

Мы отправляемся отвозить покойников родственникам, словно на боевую операцию. Автобус с гробами идет в сопровождении двух бронетранспортеров. Башни с крупнокалиберными пулеметами раз­вернуты в разные стороны, на дверцах кабины автобуса висят воен­ные бронежилеты. Чисто символическая защита от пули. Эти броне­жилеты пробиваются автоматной пулей «на раз». Больше для душев­ного спокойствия водитель перекинул жилеты через открытое окно.

Илья Максаков: Школа выживания. Часть 1.